Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница

Тем временем крошечная фигура будто плыла прямо по черной воде, освещая её до самого дна. Взглянув под ноги неизвестного явления, я ужаснулся еще больше. Практически все дно этой громадной лужи было покрыто костями неизвестных существ, а кое-где мелькнули тени живых тварей, явившихся прямиком из полуночных кошмаров.

Калаш выпал из ослабевших пальцев, а я продолжал пялиться на ужасающую картину. Не знаю, призрак то был, аномалия, мутант или даже артефакт – сейчас самый момент что бы с нами разделаться.

Мрачная, страшная и вместе с этим грустная мелодия закрадывалась в самое сердце, поглощала душу и заставляла пульсировать в такт кровь в венах. Мозг терял Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница контроль над телом, но с вмешательством контролера сравнивать это было глупо. Ужасающая фигурка плавно приближалась к хутору, а я вспомнил, что так и не нашел Студента. Интересно, хватило ли ему ума не высовываться, или он уже получил свой импульс пси-излучения?

Единственная тень среди плавного потока света не спеша добралась практически до стены, и когда я уже начал прощаться с жизнью, остановилась и наклонилась над Грифом. Бродяга как оказалось был еще жив, и судя по всему вполне дееспособен. Рука, которой он зажимал рану в боку, поднялась на встречу темной фигурке ребенка, капая свежей кровью. Я не мог и представить Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница, как отреагирует НЕЧТО на подобную дерзость и глубоко вздохнул. Мне было прекрасно видно, как окровавленная длань сталкера сантиметр за сантиметром приближается к своей цели. Тень сначала никак не отреагировала, а затем… Протянула свою крохотную рученку к бродяге! Это было эпично! Я еле слышно испустил вздох, и тут… Резкая вспышка, освещающая все вокруг на секунду ярчайшим белым светом, который вскоре перетек в красный, и темнота.

Я стоял на месте, боясь пошевелиться. Звуки пропали, пугающая мелодия перестала шептать голосом смерти. Никаких стонов, никаких криков, никаких выстрелов, никаких источник света. Темнота и тишина. Пошевелиться и уж тем более сказать что-то не позволял Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница страх, сковавший внутренности холодным ознобом. Что сейчас произошло? Все закончилось? Контролер сдох, убежал или все еще здесь и выжидает момент? Ответов на эти вопросы я не знал.

Навалилась жуткая усталость, сказалось напряжение последних часов, и простояв еще несколько минут, я просто упал на пол и отключился.

Часть 2 «Мопс, «стечкин» и рюкзак сталкера»



Холодная струйка пробралась за воротник и побежала по спине, я поежился и перевернулся на бок, тело просило отдыха. Заснуть толком я не мог, как и открыть глаза. Так, в полудреме, я лежал до тех пор пока не опомнился.

Твою мать!!! Рывок и я сижу на Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница полу с калашом в руках. Вокруг стелется туман, вся крыша покрыта росой. В углу дрыхнут отмычки. С Болот доносится кваканье лягушек, легкий ветерок шумит камышами и качает провисшие провода линии электропередач.

Я встал и стал будить отмычек. Те просыпались тяжело, практически у всех болела голова, сказывалось вчерашнее воздействие или просто перенапряжение. Посмотрев вниз, я не обнаружил ни Грифа, ни его тела. Лишь пятно засохшей крови осталось от исчезнувшего бродяги. Очередного сталкера съела Зона, ничего с этим не поделаешь. Грустные мысли было наполнили голову, но я отогнал их и вернулся к насущему. Все отмычки собравшиеся со мной на крыше были Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница в относительной норме, а вот бродяга на крыше «сартира» и исчезнувший Студент, требовали особого внимания.

С крыши открывался вид на ближайшие окрестности, и последствия вчерашней бойни впечатлили меня чуть ли не большем чем отмычек. Десятки трупов валялись вокруг хутора, кровь залила едва ли не все обозримое пространство, ошметки тел покрывали всю сушу. Слепые псы и ренегаты истребили друг друга едва ли меньше, чем мы их. Контролера на месте не оказалось, видать смылся куда-то.

Отмычки очухались и стали донимать меня расспросами, но вместо ответа получили целый ряд заданий. Мы расчистили завал и спустились вниз. Парень на крыше тоже оклемался Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница и вышел на контакт. Пока ребята стаскивали трупы к центру деревни, мы с Кривичем нашли длинную деревянную лестницу и помогли спуститься нашему снайперу, который оказался ранен в ногу.

-Здорово помог нам, бродяга, как звать тебя? – Я протянул руку молодому парню, лет двадцати отроду, с темными волосами и несколько приплюснутым лицом.

-Илюха… То есть Мопс. – Коротко представился бродяга, и они вдвоём с Кривичем похромали к тому самому кирпичному зданию.

Я отправился помогать отмычкам и вскоре мы собрали в центре деревни все трупы. Джордан и оклемавшийся Шершень отправились рыть могилу для Корейца, всех остальных я решил обшмонать и оставить. Трупы еще не Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница успели завоняться и через какое-то время чуть в стороне образовалась не скромная куча различного хабара и снаряжения. Отмычки скинули свою снарягу в ту же кучу и стали вооружаться заново.

Мопс остался при своем «Винторезе» с треснувшим прикладом, а я обнаружил что у меня остался один неполный магазин к СИГу. После недолгих раздумий я решил оставить себе калаш Грифа. Ну, а что? И память о бродяге и достойный ствол. К слову, у сталкера был АК-47 под патрон 7,62. Убойная штука. Немного поразмыслив, я понял, что взяв импортную пушку сильно сглупил. Боеприпасы на постсоветском пространстве распространены сугубо олдскульные, а потому Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница тот же калаш явно являлся лучшим решением. СИГ теперь тащил Джордан до ближайшего барыги.

Отмычки после боя немного изменили свои взгляды на вооружение. Теперь все решили затариться по максимуму, подобрав оружие по душе. Я вернул качку кольт, к которому осталось около пятидесяти патронов, а основным стволом тот взял модифицированный дробовик «чейзер». Все остальные отмычки взяли по «Макарову», Кривич вернул себе раздолбаный калаш 74. Еще один Калашников достался Шкету, а Тохаль и Шершень взяли МП-5, благо патронов к ним мы насобирали хоть ж… одним местом жуй. Тохаль вдобавок взял третьим стволом обрез.

Громадную кучу патронов почти всю рассовали по рюкзакам Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница, все собранные деньги я забрал себе, как и артефакты. Джордан содрал неплохую кожанную куртку с одного из ренегатов, убитого в голову видимо выстрелом из «Винтореза». Конечно спортсмену пришлось сначала оттереть кровь, зато отделанная изнутри кольчужкой, куртка являлась неплохой защитой. Шмель нашел на одном из бандитов бронежилет (который не спас однако владельца от кабана, разодравшего ренегату бедро) и напялил под куртку. Выступающий «животик» смотрелся глуповато, зато теперь защищал отмычку. Тохаль нашел неплохие штаны защитного цвета. Как оказалось не все ренегаты таскали треники.

Я разобрал и хорошенько смазал свой новый ствол, благо умел делать это еще со школы. Моя команда тем временем Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница разожгла костер и Шкет, который как оказалось неплохо готовил, варил похлебку в найденном мною чугунном котелке. Джордан ходил вокруг хутора, зорко осматривая окрестности, а Мопс с перебинтованной ногой сидел в стороне от остальных.

Я сходил за рюкзаком Грифа, и присел рядом с раненным бродягой.

-Это хабар твоего друга, возьми. – рюкзак приземлился рядом с втыкающим прямо перед собой парнем, тот безучастно глянул на хабар и отвернулся.

-Да не были они мне друзьями, мы встретились то всего сутки назад. Они видно давно вместе ходили, вот подрядились на работенку и меня с собой взяли, в качестве отмычки. Ты это… - Он придвинул рюкзак ко мне Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница. – Хабар забирай, только меня отсюда выведи. Боюсь я Болот теперь. Не знаю, что это такое вчера было, но я очень сильно испугался.

Если человек говорит вам о своем страхе, он вам доверяет. Парень надеялся на меня, хотя и сам прекрасно понимал, что обуза нам ни к чему. Понимал это и я, только вот было несколько немаловажных оговорок, которые позволяли взять парня с собой. Первая – у меня уже был хромающий Кривич, который все равно будет притормаживать движение. Поэтому Мопс не так уж сильно помешает. Вторая – пацан помог нам вчера, пережил весь этот локальный ад вместе с нами, а Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница значит в случае чего на него можно было положиться. Третья – Мопс станет моим должником, и возможно однажды я смогу потребовать с него какую-нибудь услугу, да и вообще хорошо иметь благодарных тебе людей.

-Ну что ж, хочешь идти с нами – валяй. – Я хлопнул парня по плечу и подхватив рюкзак Грифа двинул к костру. Отмычки уже вовсю уплетали непрезентабельную на вид, но весьма аппетитно пахнущую похлебку. В рюкзаке у меня нашлась складная ложка и вскоре мой организм принял порцию жидкого варева, и сотню граммов бодяженного спирта из фляги. Кстати уровень радиации за хутором опять же резко усилился, но во Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница дворике все было нормально.

Прикурив очередную сигарету, я подтянул к себе добротный походный рюкзак сталкера, в недрах коего наверняка хранилось нечто весьма интересное. В общем после получаса копаний, я обзавелся совершенно новеньким промасленным АПС, который хранился в разобранном виде среди вещей бродяги. Две пачки патронов к «стечкину» так же перекочевали в мой рюкзак. Ко всему прочему, среди хабара сталкера оказалось несколько относительно дешевых артефактов, два армейских сухпая, плоская пластиковая бутылка воды, и много прочего менее интересного барахла. В одном из карманов я обнаружил, на первый взгляд, использованный презерватив. Я чертыхнулся и хотел было бросить в костер странную находку (какой дурак Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница будет хранить в рюкзаке использованные кондомы?), но вовремя нащупал нечто твердое внутри этакого предмета личной гигиены. Как оказалось, резинка была завязана и скрывала в себе некую записку. Я разорвал скользкую оболочку и в руках у меня оказался клочок бумаги, на котором корявым почерком был накарябан какой-то адрес. Хм… Интересно… Я аккуратненько свернул бумажку и спрятал в один потайной карманчик.

В общем помимо артефактов и небольшой суммы денег ничем я особо не поживился, разве что собранный «Стечкин», который удобно лег в руку, меня порадовал. «Дигл» это конечно мощь, да вот только патроны к нему не из дешевых, а Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница по разным крысам или собакам из АПС палить сподручнее, заодно и экономнее.

Мы наскоро оборудовали схрон, в который припрятали наиболее сохранившиеся стволы, несколько банок тушенки, пару аптечек и патроны, которые нам не подходили. Тащиться со всем этим до ближайшей барыги мне не хотелось, да и на отмычек вешать все это было глупо. Скорость продвижения и так значительно снизилась, а с всякими ненужными железками, мы бы ползли неторопливее иных черепах.

В общем приныкав на черный день самое нужное и сложив в кучку хлам, мы двинули к Агропрому. Груда тел так и осталась посреди хутора, и я был уверен, что вскоре там Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница разразится новая битва, уже между мутантами. Такая солидная гора человеческой плоти долго не останется лежать под открытым небом, запах немного протухшей человечины соберет огромное количество местных тварей.

Джордан потихоньку становился чем-то, вроде моей правой руки. Дуболом был исполнителен, не задавал лишних вопросов и в целом вел себя крайне грамотно. Отмычки до сих пор были под впечатлением, на маршруте не болтали. Думаю вчерашняя бойня, да и сегодняшние похороны одного из нас навсегда оставили след в памяти ребят. Кстати Корейца мы похоронили за хутором со стороны Кордона, поставив как полагается крест, на который я лично повесил «слоника» из подсумка покойного. Парня Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница было жаль конечно, погиб в Зоне от руки какого-то ублюдка. Но рассусоливать я не стал, ибо испытывать чувства к отмычкам – нехорошо. Тяжело это слишком, каждый раз терять человека к которому только начал привыкать, потому и стараются проводники общаться с подопечными холоднее, а некоторые и срываются на салагах. В иной ситуации я может быть вообще бросил бы тело парня непогребенным, ибо могилу все равно раскопают вездесущие кабаны или плоти, но отмычки у меня совсем не оперившиеся, могли и не понять.

К Агропрому мы выдвинулись уже около полудня. Я оставил замыкающим Тохаля, следом шел Джордан, который помогал Мопсу Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница и Кривичу, а Шмель и Шкет сменяя друг друга помогали мне прокладывать маршрут. Встроенный в ПДА детектор аномалий был конечно удобен, но как показала практика внешний добротный детектор стоило приобрести. Некоторые, даже хорошо видимые аномалии мой прибор отказывался пеленговать, хотя иногда предупреждал и о невидимых ловушках. Я бросал болты, отмычки иногда шли вперед, в общем дело шло.

К слову, путь наш был не близок. Нам с подопечными нужно было пройти по кромке болот несколько километров вдоль железнодорожного полотна, что бы выйти к узкому просвету между холмами, ведущему на Агропром.

Я прикинул примерно, сколько подобный маршрут может отнять времени, естественно ничего не Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница загадывая наперед. Получалось, что мы должны выйти к базе сталкеров, которая, как сообщала сталкерская сеть, была все еще на месте, ближе к закату. Это если будем плестись как черепахи, что собственно и происходило.

Когда мы отдалились километра на два от хутора, позади послышался собачий лай. Учуяли видать, с-суки, где можно человечинкой полакомиться. Ну все, теперь там начнется такая свистопляска…

Мои подопечные постепенно перенимали от меня манеру ходьбы, смотрели на то как я бросаю болты, следили за жестами. Меня это несказанно радовало. Я вспоминал все, чему сам учился от Топора, следил за местностью и периодически давал короткую Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница характеристику той или иной аномалии. Отмычки внимали. Пару раз нам попадались дешевенькие артефакты, за которыми лазил я сам. Подпускать отмычек вплотную к аномалиям было пока рановато.

Различные жарки, воронки и карусели висели тут и там. Пару раз мы натыкались на зыбь, однажды в мой болт ударила молния от контактной пары. Монстров не попадалось, хотя рев и завывания местных тварей периодически доносились с разных сторон.

На одной из возвышенностей мы наткнулись на место чьего-то привала. Между несколькими валунами валялись обрывки окровавленной материи, причем достаточно свежие. Какой-то бродяга обрабатывал свою рану здесь не ранее чем пару дней назад. Я вспомнил Гнома и Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница прикинул его примерный маршрут. Хм… Вполне возможно, что именно встреченный нами недавно бродяга перематывал здесь свою раненную ногу.

Вскоре на горизонте показались несколько железнодорожных вагонов, за которыми собственно и находился проход на территорию бывшего комплекса строений НИИ «Агропром». Я остановил группу в сотне метров от заветного пролома в заборе из колючей проволоки, который тянулся по правую руку на протяжении всей дороги. Отсюда можно было рассмотреть остовы проржавевших металлических вагонов, которые до сих пор весьма чудно сохранились. Меня насторожило непонятное темное пятно рядом с несколькими валунами напротив ложбинки. Что-то мне подсказывало, что стоит глянуть на это пятнышко Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница поближе.

Я бросил болт, и мы двинули дальше. Размокшая почва под ногами, которая надоедливо чавкала и заставляла то и дело оскальзываться даже на ровном месте, уже всем жутко надоела. Хотелось убраться подальше от этой сырости и гнили, а ведь мы прошли считай по безопасному краешку.

Непонятное пятно, вблизи оказалось телом мародера в кожаной куртке. Я обкидал его болтами и собрался уж было подойти, как тело зашевелилось. Мы вскинули оружие и замерли. Ренегат пошевелился и сполз на бок, открыв нашему взгляду… Мама дорогая!

Несколько выстрелов грянули одновременно с очередью из моего калаша. Отмычки не на шутку сдрейфили. Конечно, уж поди не каждый Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница день видишь контролера на расстоянии в несколько шагов… Но рассмотреть живого контролера вблизи, толком не удалось. Почему? Да потому что контролер за несколько секунд был разорван выстрелами моих перепуганных подопечных. Голову мутанту снесли нафиг, только нижняя челюсть осталась.

Рассмотреть кое-какие интересные детальки все же удалось, после того как мы подошли вплотную и я отпихнул ногой тело бандита, которое сразу же стал обыскивать Шкет. Молодчага, схватывает налету. Всем хотелось рассмотреть контролера получше, лишь безучастный и немного потерянный Мопс остался прикрывать спины.

В общем после недолгих раздумий, я сложил примерную картину произошедшего. Во первых это был «наш» контролер, которого спугнуло Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница неизвестное сияние. Во вторых, он был ранен еще до встречи с мародером, потому что иначе легко подчинил бы одинокую человеческую особь. Однако они вступили в рукопашную, и ренегат пырнул контролера ножом, а мутант в свою очередь перегрыз горло бандиту, но подняться и идти дальше не смог. Картинка вроде бы складная, но остается вопрос… Почему здесь оставили ренегата в одиночку? Он что то охранял? Может ждал кого?

-Так, малышня. Сейчас в темпе обследуем окрестности, все что вызывает у вас интерес или нехорошие подозрения обходить и звать меня. – Я ткнул пальцем в Мопса и Кривича. – Вы двое можете отдохнуть Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница, за окрестностями приглядывайте.

И начали мы поиски… Если честно, я сам с трудом представляю, что рассчитывал найти, но ничего особо удивительного мы не обнаружили. Как оказалось, здесь у ренегатов тоже был небольшой лагерь, где они видать поджидали бродяг с хабаром, идущих от Агропрома. Чуть в стороне от железной дороги, среди нескольких валунов, под прикрытием небольшого деревца неясного происхождения, было большое кострище, двух дневной данности. Тут же имелся небольшой ящик, каких в Зоне кучи. В ящике том хранилось несколько пачек различных патронов, бутылка водки и пара обычных аптечек в оранжевой упаковке, которые стали недавно поставлять из-за кордона специально Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница для сталкеров. Чуть вдалеке, Шкет нашел припрятанный рюкзачок камуфляжного окраса, в котором обнаружился редкий в здешних краях «Морской еж» (артефакт такой, если кто не знает), несколько стерильных бинтов и одна армейская аптечка в характерной синей упаковке. Не плохо, но это мелочевка. Если ренегат ничего не охранял, то он кого-то либо ждал, либо поджидал. Отсюда естественно вытекает вопрос – кого? Нихрена непонятно, и меня это ох как раздражает.

Часть 3 «Агропром»

Путь к территории бывшего НИИ занял еще пару часов. Аномалии стали встречаться чаще. Сказывался тот факт, что мы наконец таки продвигаемся вглубь Зоны, а не перпендикулярно основному нашему направлению. Кстати о нем Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница те самые аномальные поля, о которых мне шепнул Шершавый, находились не так уж и близко, но и не сказать, что очень далеко. Ближайший «клондайк» обосновался на пути с Дикой Территории (это такая заброшенная часть завода «Росток», основные корпуса которого занимали долговцы) на Янтарь. Однако идти туда я решил только в случае неудачи на втором аномальном поле. Почему? Спросите вы, ведь второе аномальное поле находится аж рядом с вновь появившимся мифическим Лиманском (город такой, город-призрак). А я вам и отвечу, что к Лиманску топать то может и дальше, да в разы безопаснее. Путь к аномальному полю номер один лежит либо Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница через территорию озера Янтарь, которое на деле совсем даже не озеро, к слову территория эта наполовину перекрыта пси-воздействием, а оставшаяся половина кишмя кишит жертвами оного – зомби. Был еще второй вариант маршрута – через Бар и Дикую Территорию, но тут опять же… Дикая Территория сейчас находится под контролем «наемников», точнее нескольких небольших группировок «диких гусей». Теперь понимаете? Нет? Тогда объясню популярно. На сколько короче станет дорога к аномальному полю номер один, по сравнению с дорогой к аномальному полю номер два, если мы сейчас сделаем крюк через Свалку к Бару, а потом непонятно каким образом проберемся сквозь кишащие охотниками за головами Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница земли? Правильно, ненамного. А насколько безопаснее?

Был еще третий вариант, про который я и вспоминать то не хочу… В общем, непонятно откуда узнал наш барыга про никому неизвестную подземную лабораторию, вход в которую находится где-то в Темной Долине, и мол в той самой лаборатории артефактов тьма. Уж не знаю, побывал там кто или наврали Шершавому, но как он сам мне сказал, что доверяет источнику на семьдесят процентов. Только тут одна загвоздка, ненавижу я подземелья, на дух не переношу. Нет, клаустрофобии у меня нет и никаких неприятных воспоминаний тоже, но спускаться под толщу грунта без крайней надобности я не Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница собираюсь.

В общем я решил пока добраться до Бара, который по сути являлся распутьем, там пообщаться с Барменом (посылочку от Сидрыча передать) и тогда уже решать – куда двигаем. А пока, нашей промежуточной целью стала база сталкеров в хозяйственном блоке научно-исследовательского института агро-промышленности, так-то.

Земля под ногами постепенно приобретала более естественную консистенцию, потихоньку появлялась вялая трава, снова дул ветер. Чувствовалось в общем, что мы отдаляемся от Болот.

Я бросил очередной болт туда, где как мне показалось странно качнулся воздух, но ничего не произошло. Немного ржавый кусок металла спокойно приземлился туда, куда следовало. Отмычки шли бодрячком Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница, да только с немного убитыми мордахами, смерть Корейца и исчезновение Студента как минимум ошарашили салабонов.

Отмычек вперед я не пускал, справлялся сам. Несколько воронок, расположившиеся вблизи друг от друга жарка и зыбь. Кстати о зыби, последствия её деятельности мы заметили спустя несколько метров. К слову зыбь, размягчает все что попадает в плоскость распространения её воздействия, а случается, что и перемешивает различные биологические и небиологические материалы. Не понимаете? Ну вот например, попала в зыбь (полное сталкерское название зыбь-воронка) псевдособака, и шкура её начала потихоньку размягчаться, взаимодействуя с другими уже «расплавленными» аномалией материалами. А теперь представьте, псевдособаку с шкурой состоящей Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница наполовину из металла. То-то же. Хотя конечно не всегда появляются удачные «смеси», которые потом распространяют свой мутировавший ген, иногда случаются глупые, мерзкие, ужасные и совершенно не приспособленные к существованию организмы. Вот и сейчас, мы встретили на пути псевдоплоть-растение. Представили? Нет? Согласен, сложно представить подобное, поэтому постараюсь описать. Псевдоплоть видели? Если нет, гляньте в интернете, уже есть первые снимки с захудалых сталкерских мыльниц. В общем эта самая мясная бочка на тонких, крабьих лапках и с дурацкой асимметричной рожей, попав в зыбь-воронку образовала собой гибрид с каким-то неизвестным мне растением. Тонкие, покрытые ороговевшими наростами ножки, судя по всему Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница уходили корнями в почву, вместо глаз морда красовалась огромными пузырями кислотно зеленого цвета, с противоположной стороны появились какие-то странные не то ветки, не то воздушные корни, а прямо из брюха, предварительно проделав отверстие, торчал огромный ярко-оранжевый бутон, то и дело пульсирующий изнутри. В общем, жутковатое зрелище. Рука с ПДА чисто на автомате вскинулась и я сфотографировал эту тварь для ученых, к которым намеревался как-нибудь заглянуть.

Я начал огибать по широкой дуге этот устрашающий организм, держа руку на рукояти «Стечкина», а мои подопечные пялились на псевдоплоть с отвисшими челюстями и не знали, смеяться или плакать. Эх, сюда Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница бы пару ученых, с их навороченными дорогостоящими приборами, уж те бы точно остались изучать новую местную достопримечательность, так сказать точку соприкосновения аномальной флоры с не менее аномальной фауной.

Холмы расступились и нашему взгляду открылся Агропром, во всей своей красе. Хотя я лично, визитной карточкой Зоны назвал бы именно Болота, с их грязью, тварями, вечной сыростью и настораживающим шепотом камышей, на Агропроме тоже было на что взглянуть. Начнем с того, что тянущаяся со стороны болот линия электропередач, то и дело сверкала неизвестным голубоватым сиянием и ни за какие деньги, лично я не сунулся бы под одну из многочисленных Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница металлических опор. Кто-то из бродяг шутил, мол это местные «Огни Святого Эльма», но название не прижилось, потому что упоминалась ЛЭП в разговорах не часто.

В целом, территория Агропрома являлась местностью, густо покрытой холмами и брошенной техникой. Прямо перед нами шла дорога к главному корпусу НИИ, а дальше на севере, примерно в километре, находился хозблок, который сейчас обжили сталкеры. Нам нужно было как раз туда, в обход главного корпуса, сейчас кишащего различными тварями. Говорят, что с некоторых пор в четырехэтажном здании бывшего института, обосновались кровососы, а потому обходить его стоило десятой дорогой.

-Медведь, смотри, что это вон там. – Шмель указал Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница пальцем куда-то вправо, там виднелись кусты, а чуть дальше покореженная опора ЛЭП. Я пригляделся, но ничего не заметил.

-Где? Что именно ты увидел? – Я глянул на парня, силясь понять куда он смотрит, сколько не вглядывался, понять куда направлен взгляд голубых глазенок не мог.

-Смотрите, вон там, будто кто-то лежит. – Отмычка указал пальцем, и приглядевшись я и вправду заметил что-то отдаленно напоминающее тело.

-Ты – я ткнул пальцем в Шер… Шмеля – и ты Джордан, гляньте что там. Остальным занять круговую оборону.

Вряд ли отмычки действительно понимали, как стоит расположиться что бы держать под контролем всё обозримое пространство, однако Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница образованный ими кривой кружочек меня вполне устраивал.

Тем временем, Джордан вскинул дробовик, а Шмель пошел вперед бросая болты.

-Эй! Качек иди первым и стреляй при малейшем движении, а ты Шмель бросай болты. – Парни молча подкорректировали свои действия, а я пошел за ними на расстоянии.

Преодолев почти пятьдесят метров, отмычки вдруг резко замерли, будто вляпавшись в «твердый воздух», но эту аномалию легко распознать по свободно висящим в пространстве, будто залипшим, листьям, мусору, а иногда и уже попавшимся живым существам. Здесь было что-то другое, я кинул еще несколько болтов и приблизился к ребятам на расстояние в несколько шагов. Присутствие каких-либо аномалий Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница не ощущалось. Отмычки шевелились и я едва слышно вздохнул с облегчением.

Джордан обернулся ко мне, и я в очередной раз увидел в его глазах волну страха. Что напугало их?

-Эй, с вами все в порядке? - Я вскинул калаш в сторону отмычек и остановился. Джордан медленно кивнул и с трудом произнес:

-С нами да, а вот с ними… - И указал рукой куда-то перед собой. Шмель стоял спиной ко мне, но мне почему-то показалось что он плачет, по крайней мере всхлип я слышал вполне отчетливо. Хм…

-Сюда идите, оба. Только медленно. – Ствол калаша как бы указал отмычкам идти обратно Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница. Они начали пятиться, а я наоборот двинулся вперед. Что-то подсказывало мне этого не делать, атмосфера сгустилась, но сдержаться я не мог. Идиотизм высшей степени, первое что нужно задушить в себе сталкеру – любопытство, ибо оно губит, однако я не мог побороть этот грех в данный момент. И если честно, лучше бы мне в тот момент было не поддаваться искушению, ибо то что я увидел пошатнуло даже мою психику.

Передо мной явилась яма, в которой лежало несколько трупов. Сколько именно я затруднялся ответить, ибо трупы были далеко не простые. Если кто-то в дальнейшем посмеет мне сказать, что видел нечто Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница ужасное, я рассмеюсь ему в лицо, а после это лицо расквашу. Сперва я не мог осознать, что именно находится передо мной, ибо руки предательски задрожали, а в горле появился комок, который грозил вот-вот переродиться в нестерпимые рвотные позывы. Сначала я не понял, что передо мной, а когда пересиливая себя взглянул повнимательнее, меня осенило. Ч-черт! Черт-черт-черт! Твою мать!

Пока в голове вихрем пронеслись самые грязные и мерзкие ругательства какие я только знал, мне пришлось осознать один малоприятный факт. Такой что будь я позеленее, все-таки блеванул бы и больше в Зону не сунулся, а Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница если бы мои отмычки поняли на что наткнулись, уже сидели бы в обнимку с псевдо-псевдоплотью и молились, как бы их не нашел тот, кто сшил кровососа, трех человек, двух слепых псов и судя по всему бюррера, воедино. Представьте себе организм состоящий из нескольких. Я сжал рукоять и цевье калаша, и медленно попятился. В яме валялось одно цельное тело, в котором просматривалось минимум пять рук, на одной из которых красовалась татуировка в виде обвивающей предплечье змеи, четыре щупальца кровососа (причем в разных местах), голова карлика, и несколько лап собак. Ни о какой системе там речи не было, организмы были Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница сшиты рандомно, «хирург» видимо сильно заскучал и решил позабавиться. Правда я не знаю, что за траву нужно было курить и сколько, что бы такое сотворить. Куски кожи, мышцы, швы и шерсть были не единственным что меня испугало в этом «творении». По-настоящему я испугался того, что глаза на голове бюррера вдруг открылись. Я не знаю, что творилось в этой черепной коробке и как она была соединена с телом, каким образом в ней теплилась жизнь, но тогда я впервые реально пожалел мутанта. Столько боли, ужаса и страданий я никогда и нигде не видел. Этот взгляд… Оно даже не просило о помощи Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница, не хотело жить, оно желало смерти. Это… Я чисто на автомате щелкнул камерой ПДА и собирался отступить, как вдруг… В голове зазвучал голос: «Убей… Помоги… Не могу… Я хочу сдыхать… Хочу умирать…». Голос не имел тембра, интонаций и прочего, ибо это была телепатическая связь, но тогда ни о чем подобном я не знал и просто на рефлексе прошил одиночным голову бюррера. Пуля из калаша разнесла её в мелкие куски, а я быстрым шагом отправился обратно, не забывая между прочим бросать болты.

Отмычки ждали меня в полнейшей тишине, Джордан и Шмель не решались рассказывать об увиденном, все молчали, чувствовалось напряжение.

-За Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница мной давайте, Шкет замыкающим. Всем смотреть в оба. – Я растормошил группу и мы двинули в сторону базы сталкеров.

Хозблок располагался за холмом, примерно в километре от нас, однако путь был непростой. То и дело нам попадались аномалии и так называемые «горячие пятна» - места с высоким уровнем радиации. Я вел группу в ускоренном темпе, стараясь убраться подальше от странной находки. Из головы никак не выходила та картинка, куски тел сшитые ровными швами, какое-то пульсирующее шевеление…

С холма нам открылся вид на брошенный научно исследовательский комплекс. Темные провалы окон, серые бетонные стены, кое-где пробивается трава прямо сквозь Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница асфальт, шумит ветер в опустевших комнатах. Такое ощущение что это место брошено и людьми и богом и дьяволом, оставшись в распоряжении еще одной, новой стороны – Зоны. Вновь подул ветер, этот Вечный Бродяга. Я покрепче сжал рукоять стечкина и вновь кинул болт, пробираясь к местному оплоту цивилизации.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentaschajp.html
documentaschhtx.html
documentaschpef.html
documentaschwon.html
documentascidyv.html
Документ Каждый, кто хоть раз испил из кровавого кувшина Зоны, принимает её в своё сердце и остается с ней навсегда . Любой сталкер вам скажет, что вот-вот покинет эту смертельно опасную территорию, осталось 6 страница