СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается

Оля сидит в углу и медленно раскачивается. Взгляд отрешенный. Являются Лёня и Андрей. Лёня держит гипсовую Нефертити и со словами «Ну-с, приступим!» ставит её на стол. Андрей вопросительно смотрит на Зою : мол, что с Олей? Зоя кивает в её сторону: мол, подойди к ней.

Зоя: (Лёне) что, осень кусать хоцахоца?

Лёня: А где…собственно виновник?

Зоя: а где?

Андрей: ясно, Марат уже где-то отмечается. «С утра вино, а вечером похмелье», как сказал один хороший поэт.

Зоя: Чёрт Марата побери!

Андрей: чувствую, вы, девчёнкидевчонки, уже кого-то тут явно приговорили. Здесь даже дышать тяжело.

Оля: где ты был сегодня СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается?

Андрей: у мамы. И по работе крутился.

Оля: сегодня же суббота!

Андрей: Лёня, подтверди, поддержи меня!

Лёня: Всегда готов!

Андрей: это про О Марата. Это он у нас всегда готов.(все смеются)

Зоя: чёрт его побери!

Лёня: (забивает трубку и ест виноград). А не спеть ли мне песню? Олюшка, Дамарацкий и правда сегодня весь день по делам бегал, а ты с такими подозрениями к нему! Покормите лучше его, жестокие женщины! Посмотри на измождённое непосильным трудом лицо, на синяки под этими честными усталыми глазами, посмотри, как тяжело он дышит, еле-еле!

Как-будто…

Зоя: Фу!

Оля: не говори, пожалуйста СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается, пошлостей!

Андрей: а вы не думайте пошлостей!

Лёня: Слова и помыслы чисты, но наши женщины жестоки!

(Дурной мужской смех, который резко обрывается звуком откупоренной Андреем бутылки вина)

Зоя: Не паясничай (Лёне). Отставить! (Андрею, забирает бутылку. Лёня что-то поёт. Входит Вася).

Вася: Всем привет от О Марата.

Лёня: Бюст на родине готов, а герой не пожалует?

Вася: он там во дворе сидит с кем-то.

Зоя: подлец!

Лёня: он хотел, но не дошёл. Но хотел же , Зоя! Это лучше, чем дошёл, но не хотел! О Марат же у на+снас ненастойчивый. Вот Дамарацкий – тот всегда до конца!

Андрей: что СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается?

Лёня: Всё!

Андрей: смешно.

Лёня: и тебе тоже, как Алисе, всё смешно?

Зоя: это обычное человеческое свинство!

Лёня и Андрей: (хором) я?! Что?!

Зоя: Марат, чёрт побери! Нет, люди пришли поздравить всё же его, а не кого-то там! К нему гости… Да сходите же кто-нибудь за ним!!!

(Является Марат, несёт коробку эклеров.)

Марат: ребятки! Как здорово! Я как чувствовал, что толпа вся уже здесь! А соседи меня соседи со второго этажа поздравляли, я опаздываю, а они… короче… вы поняли меня… я так счастлив!

Оля: а мы думали, ты уже совсем пьяный и не придёшь!

Андрей: Оля!!!

Марат: сестричка! Никогда не СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается переживай заранее.

Лёня: О Марат! Наш подарок тебе – обрати внимание - практически оригинал и очень полезная вещь (снимает с Марата кепку и одевает на Нефертити).

Все шумно двигают стулья и садятся за стол, наливают, раскладывают еду.

Вася: У всех налито? Я вот что хочу сказать. То, что иллюстрации Марата напечатали – это закономерно, это им издателям повезло, что они тебя нашли. А нам повезло, что ты есть, Марат.

Марат: (Скептически.) Я тебя тоже люблю.

Вася: не в том дело. Ты, Марат, очень богатый человек. У тебя по твоим дырявым карманам миллионы гуляют, в голове твоей не просто какие-то там СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается идеи, а эпохи прямо целые. А то, что ты творишь со всем этим хламом (показывает на холсты и краски) и в рамки ни в какие не лезет и, в общем, в этих рамках не нуждается. Знай, мы тобой гордимся, учимся у тебя и…



Лёня: так выпьем за любовь!

Вася: да Марат, мы все тебя любим. И ты всех нас так одариваешь, так себя всем раздаёшь! И во многом твоя заслуга, что мы – это мы.

Андрей: Правда-правда. То, что мы вместе, и то, что мы до сих пор учимся в этом институте и не разочаровались ни в СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается себе, ни в художестве – процентов на 25 точно твоя заслуга.

Оля: (высоким голосом) чин-чин! (все чокаются, пьют).

Марат: чёртова книженция! Таких из-за неё дифирамбов диферамбов наслушаешься, что кажется – жизнь удалась, жизнь уже кончена.

Андрей: давай не будем! Раз в жизни дай по-человечески всё хорошее сказать. Может потом и не выйдет.

Лёня: а Алису вы не приглашали?

Зоя: обижаешь! Она попозже подойдёт.

Андрей: а где она?

Зоя: на открытии выставки.

Вася: пигалица.

Лёня: Зойка, давай за тебя выпьем. Алиса явится, но сейчас речь о хозяйке. Я конечно совершенный дурак во всех ваших живописных делах, я ничего не смыслю в книжной СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается и станковой графике. Рисую так, как вы рисовали бы с закрытыми глазами левой ногой. Но я знаю толк в таких существах, как музы. Марат- таки, свою нашёл. Я ему даже завидую, – половина его богатства, о котором говорил Вася, - это Зоя.

Оля: чин-чин!

Марат: пчёлка, за тебя (целует Зою).

Оля: Лёня, а Алиса поедет в колхоз?

Лёня: а почему ты именно меня спрашиваешь?

Вася: как староста вам говорю - поедет, как милая, поедет.

Оля: а помните, как мы в капусте зайчат нашли? Я хотела их забрать домой, хотя бы одного.

Андрей: да, я держал уже его в руках, а Вася запретил СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается.

Вася: Ольга наша просто мичуринец какой-то. Алисы конечно тогда ещё не было – это она теперь у нас вред ходячий, но ты, Ольга, тогда чуть не загубила зайцев.

Оля: зато потом я так прониклась акварелью: знаете, осень, всё такое размокшее, полупрозрачное, грустное, пасмурное. Или наоборот – ясное-ясное, светло-печальное, острое, свежее. И всё это просто создано для акварели. Смотришь, и кажется, что весьт мир написан акварелью. И ты создаёшь его заново на бумаге. Кстати, это Марат мне сказал об этом, когда я акварель ещё не любила.

Марат: было-было. Надо же тебе глазки открывать как-то СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается.

Зоя: Я тогда и зайчат акварелью писала. И меня страшно воротило от любого сюра. Потом естественно прошло.

Андрей: да, ходила и говорила: «Меня так тошнит от твоего Дали!», «Пикассо – это издевательство над художественным образом». Смеху не оберёшься.

Оля: не смейся надо мной!

Андрей: мичуринец! Вась, а почему это Алиса – вред ходячий?

Марат: да Вася, что тебе Чудесная сделала?

Вася: вред почему? Ну, как тебе сказать. С точки зрения искусствоведения китч – это вред. А Алиса, никто не поспорит, уж такой китч стопроцентный! Эти её платья довоенные, эти туфли атласные, этот голос, стремление всех удивлять, быть центром внимания и, вообще, разрушительная сила её присутствия СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается. Она как бы имеет гениальный вкус, но сама является какой-то моральной безвкусицей.

Оля: ну нельзя так категорично говорить!

Лёня: нет слов.

Андрей: Василий, ты Алису просто не знаешь.

Лёня: ты что ли, Дамарацкий, её знаешь? Она вечно ждёт чудо. Представляете, – живёт человек и ждёт чуда. И принимает за него всякие глупости, всякие банальности и хуже того – опасности. Так что у неё, как у всех – то яма, то канава. Но для неё всё равно это – чудесно. И смеяться над этим не то что грешно, а это элементарное предательство.

Вася: ожидание чуда обусловлено обычной ущербностью.

Зоя: только не надо рассказывать СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается, что Алиса не талантлива. Здесь конечно никто не Марат и не Дамарацкий. Но и ты, и я, и Оля ничуть не хуже их.

Оля: ты ещё скажи, Зоя, что Алиса и я одинаково талантливы. Просто ерунда!

Марат: ожидание чуда, Вася, может быть обусловлено только любовью, а это нельзя называть моральной безвкусицей и ущербностьюникогда тем более.

Оля: что вы все бросились её защищать?! Точно вред – сама тема накаляет обстановку.

Марат: наливайте, стало быть. Спорить мы не будем больше. Чудесная со своими еврейскими художниками подождёт. Мы пьём за … А китч всё-таки красив до смэрти! Да, Дамарацкий? Выпьем за красоту! Какая СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается кому нравится не важно. Главное, не предавать никого и ничего. Вот такими спорами и излияниями. Можно лишнее сказать и потом мучиться придётся.

Лёня: кстати, Тамара просила передать, что ждёт ваших робот на тему: «Возвращение домой».

Зоя: а почему же она не пришла, я её пригласила.

Лёня: она не смогла.

Марат: по всей видимости, устала бороться с моей порочной натурой. Лёнь, твоя жена, говорит, что я – её боль. А Андрюха – её наилучший ученик, он любим как никто. Его талантом она восхищается так же, как и им самим. А мне говорит, что одного таланта мало.

Зоя: у Дамарацкого СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается талант нравиться всем.

Андрей: верите, я только на третьем курсе узнал, что я – любимчик. И то случайно. А на счёт возвращения домой, у меня есть очень оригинальная идея.

Вася: опять музы нашептали крамолу какую-то?

Андрей: да, кажется, в ближайшее время понадобится индульгенция для Музы.

Вася: остальные слишком ценят осторожность. Выше любви, выше звезд – осторожность.

Лёня: что б ты там не придумал, – врёшь ты хорошо и поэтому всегда на высоте будешь. К одним в опалу – к другим в почёт. Вот такая слава, как палка, о двух концах.

Марат: а у меня на картине доисторический человек после охоты возвращается в пещеру. А это СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается не пещера вовсе, а вполне современная комната. И он стоит на пороге и ничего не соображает.

Оля: а я ещё не придумала ничего. Наверно буду войну писать.

Марат: Это всё не то. Не то. И при этом вы произносите слово «китч», как ругательство.

Зоя: про китч уже все забыли.

Марат: нет! (агрессивно). Все вы снобы. И у вас дурацкая система понятий. Только Лёня – благодарный потребитель – восхищается всем, вместе с ненавистным вам китчем. А ведь это целая культура. Это не просто халтура – китч трогателен и самодостаточен, это дух начала века. А ваши солдаты никому не нужны, никому СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается!

Оля: как ты можешь такие ценности…

Марат: какие? Нельзя считать, что искусство – это только то, что безопасно и опробовано. А то что мило, тепло, удивительно? Невероятно? Необъяснимо? Или настолько банально, что не ожидаешь это увидеть на холсте. Или так сложно, что картину можно рассматривать вечно и никогда не постичь. Есть миллион возможностей, которые нам никогда не поймать. Так стоит ли от них просто так, за здорово живёшь, отказываться? А ты, говоришь, солдаты.

Андрей: ненавижу киношные афиши писать – вот это махровая халтура. Это тебе не афиши Мухи для Сары Бернар.

Марат: а что тебе мешает?

Андрей: я устал. Я даже не чувствую СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается уже романтики ни в процессе создания картины, ни в запахе льняного масла. Сердце не ёкает, понимаешь? Всё время только выполнение программы. Задания в институте, задания на работе. Осточертело отчитываться. Каждый тебе рассказывает, как надо писать, только потому, что он тебя старше. Объясните мне, как возраст художника влияет на его одарённость. Эти чёртовы аксакалы скоро меня доканаютдоконают!

Вася: что ты бесишься. Тебя почти не кто не трогает.

Андрей: почти – это уже слишком! Хочется ткнуть их носом в такое сумасшевствиесумасшествие, чтоб они все онемели раз и навсегда.

Лёня: рвёшься на подвиги? Дамарацкий, у тебя всё есть, даже с избытком по СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается некоторым пунктам. Собери всё в кучу и копайся в ней. Так действительно безопастнейбезопасней. И чаще думай мозгами, чтоб я не краснел за тебя. (иронично).

Марат: (наливает и пьёт всё время) Лёня, не учи его жить. Он этого не воспринимает.

Зоя:(робко) тебе не хватит пить уже?

Марат: Лёня, лучше спой нам.

Лёня: да уж Алису подождём. Чувствую я – сейчас она придёт.

Андрей: он чувствует! Что-то она действительно задерживается. У меня к ней дело есть.

Появляется Алиса. Она одета очень элегантно и вправду походит на даму военных лет. Несёт какую-то картину и пачку сигар.

Марат: Чудесная!

Алиса: я задержалась СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается?

Вася: нет! Ты просто пришла под конец.

Зоя: никто никуда ещё не уходит. Даже и не думайте! Сейчас будет сладкое. Садись Алиска. Кому чай, кому кофе?

Андрей: как обычно.

Марат: чай…

Зоя: ага, тебе точно кофе не помешает.(уходит)

Алиса : Уф-ф-ф! С корабля на бал прямо!

Лёня: Вот бутерброды с паштетом. И салатик давай положу. (наливает ей)

Алиса : ни-ни-ни! Я только что шампанское пила, думаю мне довольно.

Марат: да ты не скромничай!

Оля: шампанского у нас нет.

Алиса : не страшно. Марат, у меня есть небольшой подарок для тебя. Сигары – вроде настоящие, кубинские.

Марат СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается: мучос грасиас!

Алиса : не за что, я очень рада за тебя! А вот эту картину мне подарил некий художник Багриян. Ничегошеньки раньше о нём не слышала, даже смешно. Представляете, подарил абсолютно бескорыстно!

Оля: да мы и не думали, что с тобой картинами расплачиваются.

(Пауза)

Зоя: (с подносом) Еще лимон есть, кто хочет.

Алиса: Но раз , Марат , сегодня твой праздник, пусть эта картина останется у тебя.

Марат: спасибо, ты просто лучший специалист по праздникам!

(Все рассматривают картину.)

Оля: да, Марат, - это и есть то, о чём мы тут спорили.

Лёня: обалдеть, у Алисы, как у Дамарацкого талант всем нравиться. Я вечно из СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается кожи вон лезу, а эти загадочные звёздные личности только собирают подарки и комплементы.

Вася: (о картине) Ничего! Но я знаю Багрияна, поступок совершенно в его духе.

Зоя: (замечает картину) какая интересная. Такого я не видела у тебя, Алиса . Неужели твоя?

Алиса : нет, что ты. Это просто подарок. Кстати!!! Я забыла похвастаться!!!

(Оля ухмыляется)

Вася: ты? Забыла такое святое дело?

Алиса : Андрюша, возьми в моей сумке журнал. Он вышел во Франции, там моя статья переводная.

Андрей: о чём же она?

Алиса : о жизни студентов художественного института в Киеве. Понимаете, на самом деле это очень интересно. В Париже околобогемные журналы имеют СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается огромыйогромный успех. К тому Киев для них экзотика. И главное – в этом журнале работает масса интересных и талантливых людей, которые пишут о не менее интересных и талантливых.

Вася: мне кажется ты ещё перерастёшь эту тягу к поверхностному общению. Ты когда-нибудь задумываешься о том, этим интересным людям нет до тебя никакого дела?

Алиса : Вася, твоя ложка дёгтя никогда не попадает в мою бочку мёда. Так что – не старайся.

Вася: у-у, ты , какая сердитая!

Марат: (проснулся) А как ты всунулась в этот журнал со своей статьёй?

Алиса : совершенно чуденымчудесным образом. Я писала статью о твочестветворчестве Льва Корниловского, он эмигрант, живёт СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается в Париже. Андрюша его знает,(Андрею) помнишь,заходил ко мне старичок?

Так вот, этому художнику так понравилась моя статья о нём и наверно и само общение со мной, что он порекомендовал меня редактору парижского журнала.

Марат: ну, ты даже в Париже прославилась!

Зоя: ты везде! Действительно чудеса.

Оля: (тихо) чудеса беспозвоночности – змеюка.

(вдруг гаснет свет, визгивизг, звон посуды, выкрики. Чиркают спички.)

Зоя: Марат, где свечи? Марат?

Вася: я тебе посвечу.

Оля: всё не слава Богу. А как вечер начинался!

Лёня: на что намёк?

Андрей: осторожно на полу осколки!

Оля: так собери их!

Андрей: что завелась.! Я же вообще молчу СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается сегодня от греха подальше!

Алиса : темно – как классно! Жаль глаза быстро привыкают.

(пауза)

Марат: (флегматично) Сделайте перекличку. Может кто-то кого-то уже задушил.

Алиса : смешно.

Оля: глупо.

(Является Зоя с Васей, несет свечи или керосинку. Свет ставят на стол. Лёня ещё в темноте взял гитару. Начинает играть.)

Алиса : а мы уже и к темноте привыкли.

Лёня: Тс-с-с!

(песня. Алиса : Не эту! Пожалуйста другую! Но Леня ее не слушает и поет)

Среди миров, в мерцании светил

Одной звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я её любил,

А потому, что мне темно с другими.

И СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается если мне на сердце тяжело,

Я у неё одной ищу ответа…

Не потому, что от неё светло,

А потому, что с ней не надо света.

Среди миров, в мерцании светил

Одной звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я её любил,

А потому, что мне темно с другими.

Едва он доиграл Алиса засобиралась домой.

Алиса : кто меня проводит?

Зоя: да куда же ты? Только пришла!

Алиса : я сегодня очень устала. И ещё мне должны звонить.

Лёня: (опомнился) Эй! Да ты что! Я сыграю другую песню. Что ты хочешь?

Алиса : ничего. Спасибо.

Лёня: перестань!

Андрей: я провожу тебя.

Алиса : идём. Извините. Всем счастливо оставаться СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается! Зойка, ты молодец , стол чудесный был.

Зоя: я тебе позвоню.

(все прощаются. Когда они уходят, становится очень тихо. Вдруг зажигается свет. Появляется Вася .)

Вася: пробка вылетела.

(тушат свечи, Лёня молча играет на гитаре, Марат практически спит.)

Зоя: (собирает осколки) слава Богу свет есть. осторожно Осторожно не порежтесьпорежьтесь. Осколки очень мелкие.

Оля: вы заметили? Сразу как-то легче дышать стало.

Лёня: только не надо опять про ходячий вред.

Оля: мне тоже должны звонить, а я буду сидеть и ждать Андрея?!! Какого спрашивается?!

(Берёт журнал Алисы и швыряет в угол. Леня со словами “ты это только что придумала” поднимает его СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается и листает. Гитара падает на пол.)

Возникает напряжённая пауза.

Зоя : Лёня, что ж ты не пошел ? Это свинство.

Оля : как всегда всем облом, кроме Андрея.

Вася : при чём здесь облом. Я хотел…

Лёня : Олюшка, я бы не вернулся. Как мышь – ушёл за сыром и не вернулся.

Оля : почему?

Лёня : так вот – пропал,утонул, сгорел, замёрз, погиб. Как хочешь.

(все пытаются что-то спросить)

Лёня : нет-нет- нет. Всё. Довольно. Вот вы лучше послушайте. Хотите я вам сказочку расскажу? Может это и не сказочка, конечно, а банальнейший сюжет. Но если я сразу так скажу, разве кто-то захочет СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается её слушать? (толкает Марата) ОМарат! Полезно послушать. Рекомендую.

Вася : он всё равно уже в коме.

(Зоя : Марат! Марат! (нежно будит его)

Марат : я не в коме. Я слушаю.

Лёня : было это давно. Не давным-давно, а просто давно. В Гаграх был сентябрь. И один молодой человек был там. Потому что там снимался в кино его друг. Сам герой тоже пробовался на эту роль, но когда утвердили его друга даже не расстроился. Он знал, что у него всё ещё будет. Вечера в Гаграх были уже прохладными, отдыхающих мало – одни пенсионеры. И вдруг он видит – по набережной идёт девушка с чемоданом, в шляпе СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается и в каком-то невозможном платье с кружевами. Красивая, как старая кукла. Будто её только что достали с антресолей, сдули пыль и разгладили кружева. Или будто она сошла с какой-то старой фотографии. Молодой человек просто обалдел и наговорил ей сразу столько, сколько сам от себя не ожидал. Он говорил, что она прекрасна. Настолько прекрасна, что он боится к ней прикасаться. Она говорила – “я знаю”. Он говорил, что почти любит её – она смеялась. Ей всё время было смешно, особенно, когда он стоял на коленях и обнимал её ноги. Но вдруг она сказала: “ Хочешь, я буду любить тебя СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается, как никто и никогда? ” Дни летели, она каждый день была разной, она была утомительна, как праздник, она стала родной, эта кукла, которая взялась ниоткуда, будто родилась из пены – прямо так, в шляпе, в кружевах, с чемоданом. Это был не просто курортный роман – такую девушку встречают раз в жизни, но он встретил её не там и не тогда, по крайней мере ему так казалось. Его стали пугать её серьёзные глаза и то, как она говорила: “ Что же мне теперь делать? Что?” И он тоже думал: что? Настала неизлечимость, обреченность. И однажды в его комнате она сказала ему: “я умру”. Плакала, плакала, так самозабвенно СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается, что страшно к ней было прикоснуться, как в первый раз. А потом сказала: я умру. Легла на кровать и стала умирать. Умирать долго в той комнате было нельзя – могли придти ,– и наш герой поступил, как настоящий мужчина: оживил её и отвёл в кафе. Она уезжала, и он не попросил её остаться, но расстались они хорошо. Потом просто дружба – с Днём рождения! С Новым годом! Звони, если что…

Оля : почему женщины всегда относятся к любви серьёзней? И оттого больше страдают… Почему людям мало одной только любви, всегда есть что-то ещё.

Марат : (флегматично) Да! Не жизнь, а кино.

( в СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается комнату заглядывает дворник, извиняется, забирает пустые бутылки)

Зоя : А что с этим товарищем дальше было?

Лёня : не было никакого кино больше. Из ВГИКа его выгнали за прогулы. Он женился на художнице из гагрской съёмочной группы и переехал в её город.

Зоя : а дальше?

Лёня : ничего….Ни-че-го.

(Вася отводит Лёню на авансцену)

Вася : а эта художница случайно не наш преподаватель Тамара Георгиевна, жена твоя?

(Лёня неохотно кивает)

Вася : а девушка?

Лёня : молчи. Потом.

Оля : зачем ты, Лёня, такие истории рассказываешь. Такие, что страшно становится. Где Это на актерском тебя этому учили? (вот-вот заплачет) Лёня …

Марат : (злобно, с СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается сарказмом передразнивает Олю) Ох, не травмируйте мне душу! Перестаньте, перестаньте! У меня свой мир. У меня своя любовь – очень счатливаясчастливая. И вообще в моём мире только два человека, и уйдите все, противные!

Лёня : и Марата понесло…

(Оля растерянно хлопает глазами)

Оля: нет, я… я… я совсем не то…

Зоя: Марат ! Марат же!!!( старается добиться от него вразумительного ответа)

Марат : ты моё имя уже произносишь, как ругательство.

(Лёня уходит во двор и играет на рояле)

Вася : Зоя, я отведу Олю домой.

Зоя : извините, что всё так вышло ( ко всем). Олька, всё нормально. Извините, увидимся!

Оля : (пытается остаться, хочет объяснить СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается, на ходу говорит) Не нормально! …То есть да, всё ничего. Но вы все думаете, что я просто ревную. Я не ревную, и это всё не глупости, не выдумки…!

Вася : Олюшка, ты права, ты права! (успокаивая её) (они уходят и идут через сцену к левой кулисе)

Оля: Вася, я чувствую,что всё скоро будет не так, неправильно, всё изменится. Понимаешь, я что-то чувствую. А эта…Алиса….Я боюсь, Вася. Я не хочу, чтобы что-то менялось.

(уходят за кулису. В комнате остаётся Зоя и Марат, который спит на стуле.)

Зоя встаёт, она сердита. Кажется, что сейчас она убьёт Марата. Она СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается толкает его стул, понимает, что будить его безнадёжднобезнадежно, хватает тарелку и бьет о пол. Марат не реагирует. Зоя подходит к нему, садится рядом, берёт его руку, гладит её и кладёт ему голову на плечо.

Темнота.

ДЕЙСТВИЕ 2

Сцена 1

Зоя и Марат , дома

Марат трезв и удивительно активен. Зоя наоборот усталая и сосредоточенная, пишет реферат для Марата.

Марат : Пчёлка! Боже, я не верю!…

Зоя : тоже мне – Станиславский!

Марат : будь проще…

Зоя : тогда Фомка неверующий.

Марат : выслушай же меня! Ты слышала про картину, которую Дамарацкий выставил на конкурс?

Зоя : я её видела.

Марат : я не ожидал! Боже, да я и подумать не СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается мог, что Андрей на такое способен! Я то думал, что он обычный трепач – о свободе, о новых идеях, об институцкой рутине, о вечной конъюнктуре только размышлять может. А он написал Алису рано утром в метро – и это на тему “Возвращение домой”! Это же просто чудеса!

Зоя : что тут чудесного? Андрей хотел приблизится к Алисе, похвастаться перед всеми своим цинизмом у Алисы же и заимствованным. Это не протест, а головная боль. Вот увидишь – всё замнут, никто не пострадает, а Дамарацкий спасибо скажет и забудет свою выходку, как страшный сон.

Марат : а вот то, что ты говоришь – действительно цинизм! При чём здесь Алиса СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается – она лишь средство!

Зоя : Алиса – это цель. Вполне конкретная.

Марат : она конечно интересная девушка. Но почему ты сводишь всё к постельным отношениям? Неужели ты не способна отличить интрижку от революции? Зоя, что с тобой?

Зоя : я-то в порядке. А ты говоришь е-рун-ду. Что за детство, что за щенячий восторг по поводу чужой глупости?

Марат : не переходи границ! Ты что, девочка моя?

Зоя : мне жаль Андрея и Алису.

Марат : да-а-а-а…. Зоя, они – взрослые, умные и счастливые люди. (Зоя ухмыляется) Ты может и не осуждаешь их, но и не пытаешься понять. Да, они СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается играют в опасные игры. И проще всего сказать, что это плохо и неправильно. Хотя я всегда верил в тебя больше, чем в других –иначе зачем бы я был с тобой? А вот в Андрюхе я очень сомневался. Но ты…

Зоя : (кричит) в конце-то концов! Я пишу за тебя реферат. Отстань со своими восторгами! Раз не веришь в меня – убирайся! Хоть к Андрею! Иди живи к ним и рассказывай Ольге, какой Андрей декабрист у нас! (смеётся) Увидишь – он всё равно откажется от своей картины, скажет, что пошутил…

Марат : не будет этого! Ну и дрянь ты – всё что угодно СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается испоганишь!

Зоя : (рвёт реферат) Вот тебе твой реферат, вот тебе! Обнаглел до предела, трезвый хуже чем пьяный!

Зоя уходит .

Сцена 12


documentasciljd.html
documentascistl.html
documentascjadt.html
documentascjhob.html
documentascjoyj.html
Документ СЦЕНА 7. Оля сидит в углу и медленно раскачивается