Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке

Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке

Киара

В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке, когда Алекс завозит Карлоса домой после Кругозора. Алекс подходит ко мне и поднимает вторую губку.

— Твой отец сказал, что у тебя все еще проблемы с радио даже после того, как я поставил на него пружину.

— Да, я люблю свою машину, но … Она несовершенно совершенна.

— Можно и так сказать. Звучит, как некоторые люди, которых я знаю. — Алекс заглядывает внутрь. — Машина Бриттани, конечно, быстрая, но в этой штуке еще остался порох в пороховницах. Он садится на одно из сидений. — Я могу привыкнуть к этому. Один из наших клиентов продает Монте Карло Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке 73 года. Я думаю ее купить. Карлос говорил тебе, что он работал в мастерской моего кузена в Чикаго?

— Нет.

— Я удивлен. Карлос постоянно ошивался в мастерской Энрике. Он любит работать над машинами даже больше, чем я.

— Тебе не надо быть где-то еще? — спрашивает Карлос. Он все это время стоял, опираясь на гараж. Я знаю это потому, что, ну, когда Карлос поблизости я могу его чувствовать.

Я специально избегала его с понедельника, что неплохо сложилось для нас обоих.

Когда Алекс уезжает, Карлос подходит ближе.

— Нужна помощь?

Я мотаю головой.

— Ты когда-нибудь собираешься опять начать разговаривать со мной? Черт Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке подери, Киара, хватит молчания. Я предпочитаю слышать от тебя даже твои предложения из двух слов, вместо того, чтобы ты совсем не говорила. Блин, можешь даже палец мне показать.

Я закидываю рюкзак на заднее сидение и завожу двигатель.

— Куда ты едешь? — спрашивает Карлос, становясь на пути моей машины.

Я сигналю.

— Я не собираюсь уходить, — говорит он.

Мой ответ — очередной гудок. Он не такой уж и запугивающий, как гудок других машин, но что есть, то есть.

Он кладет обе руки на капот.

— Двигайся, — говорю я.

Он двигается. Со скоростью пантеры через пассажирское окно Карлос запрыгивает в машину ногами вперед.

— Тебе надо бы починить Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке эту дверь, — говорит он.

Значит, он едет со мной. Я выезжаю на дорогу и направляюсь в сторону Боулдер Каньон. Через открытые окна свежий ветер бьет меня в лицо и заставляет мой хвост летать вокруг.

— Я могу починить дверь, — говорит мне Карлос. Он выставляет руку из окна, позволяя ветру проскальзывать сквозь его пальцы.

Я веду машину по дороге в Боулдер Каньон в полной тишине, впитывая пейзаж. Вы могли бы подумать, что живя столько времени здесь, я стала имунна к этой красоте, но нет. Я всегда чувствовала странное обаяние и спокойствие гор.

Я паркуюсь у дома; мы с Туком время Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке от времени лазаем в горы отсюда. Я достаю с заднего сидения рюкзак и выхожу из машины.

Карлос высовывает голову из окна.

— Мы на месте, я так понимаю.

Я признаю, я немного наслаждаюсь тем, что говорю:

— Попробуй угадать снова.

Закидывая рюкзак за плечи, я начинаю идти в сторону моста над ручьем Боулдер.

— Эй, chica, — завет он меня.

Я продолжаю идти, направляясь к моему убежищу в горах.

— Carajo![51] — я не поворачиваюсь, но по звукам, что он издает, и по испанским матершиным словам, я полагаю, что он пытается открыть пассажирскую дверь, чтобы выбраться.

Ему, естественно, это не удается. И когда он вылезает из Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке окна и шлепается на гравель парковки, я слышу, как он матерится снова.



— Киара, черт подери, подожди!

Я уже у подножия горы, у начала моей обычной тропы.

— Где это мы?

Я указываю на знак и начинаю идти в сторону больших валунов.

Я слышу, как он скользит на гальке, пытаясь не отставать от меня. Мы уже на тропе, но скоро я отойду от нее, и буду следовать своим личным маршрутом.

— У тебя серьезные проблемы, chica, — ворчит он.

Я продолжаю идти. На полпути я останавливаюсь и достаю бутылку с водой из рюкзака. Сегодня не так уж жарко и я привыкла к высоте Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке, но я видела, как людям становилось плохо от жажды, и это не самое приятное зрелище.

— Вот, — говорю я, протягивая ему бутылку.

— Ты издеваешься? Да ты, скорее всего, яду туда подсыпала.

Я делаю большой глоток и снова предлагаю ему. Он усердно вытирает горлышко краем своей футболки, как будто я вшивая, и только потом пьет.

Когда он возвращает мне бутылку, я еще более усердно вытираю его микробы краем своей футболки. Я думаю, что слышу его смешок. Это, либо он пытается скрыть свое тяжелое дыхание от подъема.

Когда я снова начинаю идти, Карлос кряхтит и пыхтит.

— Это твоя идея о хорошем провождении Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке времени? Потому что это точно не мое.

Я продолжаю уверенно шагать вперед. Каждый раз поскальзываясь, Карлос матерится. Он мог бы сосредоточиться на подъеме и перестал бы соскальзывать, но он продолжает болтать.

— Я не говорил тебе, что меня достает то, что ты больше почти со мной не разговариваешь? Ты как немая, которая не использует язык жестов. Правда, это просто с ума меня сводит. Ты не думаешь, что мне и так достаточно приходится терпеть, то, что меня подставили, и то, что приходится ходить в дурацкий Кругозор?

— Да. — Я подхожу к тому месту, где мне приходится держаться за небольшой камень, чтобы Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке пройти по краю обрыва. Это достаточно безопасно, но даже если бы я сорвалась, падать пришлось бы всего несколько метров на плоскую поверхность.

— Это что, шутка? — спрашивает он, следуя моему примеру, потому что к этому моменту, он, наверное, думает, что у него нет выбора. — Мы куда-то идем или мы просто гуляем безо всякой цели, пока я не сорвусь и не разобьюсь насмерть?

Залезая на большущий камень, который скрывает мое место от обычных скалолазов, я останавливаюсь на широкой местности с большим одиноким деревом. Я наткнулась на это место несколько лет назад, когда искала место просто прийти и… подумать. Теперь Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке я часто тут бываю. Я делаю домашку, рисую, слушаю птиц и вдыхаю свежий воздух гор.

Я сажусь на плоский камень, открываю рюкзак и ставлю бутылку с водой рядом со мной. Я достаю учебник по алгебре и принимаюсь за домашнее задание.

— Ты что, занимаешься?

— Ага.

— И что мне прикажешь делать?

Я пожимаю плечами.

— Прогуляйся вокруг.

Он смотрит налево, затем направо.

— Я не вижу ничего, кроме валунов и деревьев.

— Кто бы сомневался.

— Дай мне ключи, — требует он. — Сейчас же.

Я игнорирую его.

Я слышу, как он пыхтит. Он с легкостью может силой отобрать их у меня, просто схватить мой рюкзак и Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке откопать их. Но он этого не делает.

Я смотрю в книгу, решая уравнения и делая пометки в тетради.

Карлос делает глубокий вдох.

— Окей. Я извиняюсь. Perdón.[52] Медисон и я в прошлом, и я с большим удовольствием буду моделью с тобой, чем в компании с ней. Вау, находясь на природе, возродило мою веру в человечество и сделало меня лучше. Ты рада?


documentasbymmj.html
documentasbytwr.html
documentasbzbgz.html
documentasbzirh.html
documentasbzqbp.html
Документ Глава 24. В среду после школы я мою свою машину на подъездной дорожке